Почему мы ошибаемся?

Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. На вопрос: «Почему люди ошибаются»? поможет ответить психология и поведенческая экономика.
Errare humanum est (человеку свойственно ошибаться) – афоризм достаточно древний, поэтому вполне понятно, что люди обнаружили, что им свойственно ошибаться, довольно давно. Но, одно дело, заметить, что мы ошибаемся, а совсем другое дело – ответить на вопрос «почему?».
Первоначально, несовершенство нашего разума объяснялось вмешательством богов. Кого Юпитер хочет погубить, того он лишает разума. Помните, как жена громовержца Зевса Гера наслала на Геракла безумие, под влиянием которого он убил своих собственных детей?
Кроме того, наши ошибки объяснялись тем, что в нашей душе помимо разума существуют другие начала, по отношению к которым разум занимает ту же позицию, что и возница по отношению к буйным коням. Ослабь вожжи, и разум будет ослеплен страстями, а колесницу понесет в кювет…
Понятно, что с научной точки зрения оба эти подхода к объяснению человеческой иррациональности находятся на одном уровне, уровне достаточно низком, поскольку объясняют наши ошибки с помощью гипостазированных сущностей (начала души, божества), т.е. множат сущности без надобности, отбрасывая бритву Оккама подальше.
Еще один подход к объяснению человеческих ошибок, иррациональности, оговорок связан с работами Зигмундами Фрейда. Но, по сути, в случае психоанализа мы снова имеем дело с началами души, с гипостазированными сущностями и пустыми понятиями. Какая разница, назовем ли мы некое начало души страстным, вожделеющим, яростным или словами «Ид», «Суперэго», «Эго»?
Действительно, вера в то, что в человеке живет некое иррациональное подсознание, конечно, является именно верой и по сути ничего не объясняет. Почему мы ошибаемся? Потому что у нас есть бессознательное. Разве это научный ответ? Разве мы узнали о наших ошибках нечто новое?
Но не будем больше заниматься историей науки, психологии, а перенесемся сразу в современность. Как сегодня ученые-психологи объясняют человеческую иррациональность, нашу склонность ошибаться?
Основы современного понимания человеческой иррациональности заложил действительно великий ученый, психолог, лауреат Нобелевской премии Даниэль Канеман с коллегами (прежде всего, тут надо упомянуть Амоса Тверски, который был, по сути, соратником Канемана, но безвременно оставил этот мир) и многочисленными учениками.
И сегодня благодаря исследованиям Канемана стало понятно, что наш разум, прежде всего, является весьма ресурсоемким механизмом. Включение разума на полную мощность является для организма затратным, поэтому мы предпочитаем направлять наш разум по легким обходным путям, позволяющим нам, говоря упрощенно, разгрузить голову. Такой облегченный режим функционирования разума сегодня называют Системой 1, тогда как включение разума на полную мощность – Системой 2. Без необходимости Система 2 не включается, а результатом такой экономии и является множество ошибок, которые мы совершаем.
Эвристика доступности
Вот, например, эвристика доступности (availability heuristic). Если нам вдруг понадобилось сделать вывод о том, насколько опасно летать на самолете, как мы поступим? Проанализируем статистику катастроф? Обработаем кучу данных, затратив на это кучу времени и сил? Нет, мы просто вспомним, что наш друг Василий недавно летал и не разбился. Подруга Маша – тоже. Значит, вроде как летать безопасно. И в случае с самолетом вывод окажется правильным, поскольку авиакатастрофы, действительно, сравнительно редкое событие. Но вот в случае с автомобильными авариями такая логика нас подведет. Например, никто из моих знакомых (к счастью) не попадал в серьезные аварии, но, тем не менее, объективная статистика показывает, что намного выше вероятность попасть в аварию, пока вы добираетесь до аэропорта на такси, чем когда вы летите на самолете (это с поправкой на то, что автомобилями мы пользуемся намного чаще, чем самолетами).
А вот если ваш друг попал в турбулентность, вы сами попали в турбулентность, и вас сильно трясло, а потом вы еще и увидели в новостях несколько сообщений об авиакатастрофах, то у вас под влиянием эвристики доступности может сформироваться не только устойчивое впечатление, что авиакатастрофы происходят часто, но даже авиафобия – иррациональный и непреодолимый страх полета на самолете.
Вообще, как показывают психологические исследования, наш мозг быстро устает, когда пытается работать со статистическими закономерностями и определением вероятности тех или иных событий. Поэтому в большинстве случаев, когда мы судим о вероятностях, у нас включается облегченный режим функционирования разума, вступает в свои права Система 1, срабатывают эвристики и когнитивные искажения.
Эвристика репрезентативности
Вот, например, вы кидаете монетку, она упала орлом, снова орлом, вы кидаете третий раз, и снова выпадет орел. Как вы считаете, при четвертом броске выпадет орел или решка? И хотя с точки зрения теории вероятностей ответ на этот вопрос предельно прост, люди, не знакомые с этой теорией, считают, что вероятность выпадения решки выше. Да что греха таить, даже людям, знающим теорию вероятности, знающим правильный ответ, интуитивно все равно кажется, что вероятность выпадения решки выше. Это включилась еще одна эвристика – эвристика репрезентативности (representativeness heuristic) и тесно связанная с ней вера в закон малых чисел.
Под влиянием эвристики репрезентативности нам кажется, что мы имеем дело с репрезентативной выборкой, хотя в действительности, это не так. Конечно, если мы подбросим монету сто или тем боле тысячу раз, то орлы и решки выпадут примерно равное количество раз. Но четыре, или даже пять, шесть, десять подбрасываний не являются репрезентативной выборкой, а потому количество выпавших орлов может сильно отличаться от количества выпавших решек.
Итак, вы подбрасываете монету четвертый раз, снова выпадает орел, и этому не надо удивляться.
В реальной жизни эвристика репрезентативности может заставить нас, например, поверить в то, что полоса неудач вот-вот сама закончится. Или просто поверить в то, что у нас полоса неудач и потому нам не надо пытаться что-то начинать делать. Или что однорукий бандит вот-вот выдаст, наконец, выигрыш. Или нам может показаться, что какой-то метод, за обучение которому мы отдали много денег, работает, поскольку несколько раз после его применения нами был получен именно желаемый результат.
Когнитивные искажения
Ну, что ж об эвристиках мы поговорили, теперь давайте скажем несколько слов о когнитивных искажениях (cognitive biases).
Итак, представьте себе следующую ситуацию.
Вам предъявляется последовательность из трех чисел, и вам надо выявить правило, в соответствии с которым эта последовательность чисел построена. Причем выявлять это правило вы будете, предъявляя собственные последовательности из трех чисел, а экспериментатор просто будет говорить, подходит эта последовательность под искомое правило или нет.
Итак, вот вам последовательность чисел: «2, 4, 6».
Вы думаете, и создаете собственную последовательность: «6, 8, 10».
Экспериментатор говорит: «подходит».
Ваша следующая последовательность: «12, 14, 16».
Экспериментатор: «да».
Вы предъявляете еще одну последовательность: «16, 14, 12».
Экспериментатор говорит: «нет».
И вы уже уверены, что поняли, каково правило, и говорите: «а, ну, все просто, правило такое: последовательность четных чисел по возрастанию».
И вот тут ваш ждет сюрприз, поскольку экспериментатор вам говорит: «нет, вы ошиблись».
Дело в том, что искомым правилом было: каждое следующее число больше предыдущего.
И если бы вы предъявили последовательность «1, 3, 5», «1, 5, 12» и т.д., вы бы это правило нашли. Но это потребовало бы интеллектуальных усилий. А у вас просто включилась Система 1, и вы дали неверный ответ.
Это явление, когда нам кажется, что наша гипотеза уже подтверждена, хотя на самом деле ее еще проверять и проверять, носит название подтверждающего искажения (confirmation bias), и является одним из ключевых когнитивных искажений, которые и являются одной из основных причин того, что люди ошибаются.
Кстати, провел описанный эксперимент и ввел понятие «подтверждающее искажение» очень интересный ученый – Питер Уэйсон.
В реальной жизни, кстати, подтверждающее искажение способно создавать нам весьма чувствительные проблемы: «ах, он, действительно, меня не любит», «ах, я на самом деле неудачник» или же «вау! метод, действительно, работает!» – нам кажется, что мы правы, что наша догадка, гипотеза верна, тогда как на самом деле мы просто пали жертвой подтверждающего искажения.
Вообще, эвристики и когнитивные искажения – явления очень интересные, а человеческая иррациональность сегодня активно исследуется наукой, причем не только психологией, но и такой более юной наукой, как поведенческая экономика. Так что если вы – молодой ученый или планируете им стать, то эта область исследований может быть для вас весьма интересной и весьма продуктивной.
Автор: Александр Невеев

Другие материалы по теме