Шекспиризмы

Произведения Шекспира – один из серьезнейших источников фразеологизмов, которые сегодня на официальном языке называют «шекспиризмы». Но иногда шекспиризмы приходят в наш язык с некоторыми искажениями по сравнению с оригиналом.
Вот, к примеру, фраза Шекспира «All the world’s a stage, and all the men and women merely players» буквально переводится, как «Весь мир – театр, а все мужчины и женщины не более, чем актеры», а мы её знаем, как более поэтичное «Весь мир – театр, и люди в нем – актеры».
Крылатую фразу, которую мы нашли в «Гамлете»: «За человека страшно мне», придумал не Шекспир, ее добавил в 1837 году переводчик (Н. Полевой) по своей инициативе – он посчитал, что так точнее передаст смысл слов автора. Фраза эта прозвучала очень по-русски и, видимо, потому у нас и прижилась.
Другой переводчик (Я.Брянский) подарил нам в «Ричарде III» фразу «Коня! Коня! Полцарства за коня!», ополовинив предложение Ричарда – у Шекспира он предложил за коня всё царство.
«Something is rotten in the state of Denmark» – эта фраза из «Гамлета» у нас обычно звучит «Нечисто что-то в Датском королевстве», при этом «rotten» переводится весьма несимпатично и имеет несколько смысловых оттенков: гниющий, распадающийся, портящийся и, кстати, это же слово относят к тем, кто, как бы у нас сказали по-русски, «гнилой изнутри» – то есть, имеет не самую лучшую душу.
Кстати, и сам Шекспир подарил нам неточный «цезаризм», вложив в уста Юлия Цезаря слова «И ты, Брут?», хотя по разным историческим источникам Цезарь либо умер, не проронив ни звука, либо сказал по-гречески «Даже ты, дитя моё, Брут?».
Но какие-то шекспиризмы, прочно нашедшие своё место в современном английском языке, у нас вовсе не стали популярными.
«The morn, in russet mantle clad» – «Вот и утро в розовом плаще» (перевод Б. Пастернака).
«O that this too solid flesh would melt» – «О если б этот грузный куль мясной мог испариться».
«O, what a rogue and peasant slave am I» – «О, что за дрянь я, что за жалкий раб».
«Sweets to the sweet»! – «Прекрасное прекрасной»!
«Borrowing dulls the edge of husbandry» – «Долги наносят ущерб хозяйству».
«More honored in the breach than the observance» – «Чаще нарушается, чем соблюдается».
« Are our withers unwrung?» – «Хула нас не задевает?».
« I must be cruel, only to be kind »- «Чтоб добрым быть, я должен быть жестоким».
«What is a man, if his chief good and market of his time be but to sleep and feed? A beast, no more» – «Что человек, когда он занят лишь сном и едой? Животное, не больше».
А вот от старого шекспиризма «The time is out of joint» сегодня осталось только «out of joint», которое употребляется в значении «не в порядке» и породило новый фразеологизм «have one’s nose out of join», который переводится, как «потерпеть фиаско» или «проиграть в соперничестве».

Другие материалы по теме